Зеленый стадион :: Социальная сеть ориентировщиков :: Beta
Регистрация Авторизация В избранное
 
 
Авторизация
Логин:
Пароль:
Запомнить
Забыли пароль?

Парахневич В.Т. Ориентирование в Могилеве

1 апреля 2015 - Denis Zaverach

Парахневич В.Т.

Ориентирование  в Могилеве

 

    В 1963 на третьем курсе БПИ я выполнил первый спортивный разряд по лыжным гонкам (тренер Суматохин В.И.) на открытом первенстве ИФК. После этого стал кандидатам по юниорам в сборную команду Республики ДСО «Буревестник». Однако, при прохождении медицинской комиссии в республиканском физкультурно-спортивном диспансере было обнаружено отклонение от нормы работа сердца (результат фашистских концлагерей). Попытки врачей привести в норму работу сердца не увенчались успехом. Было рекомендовано (проф.Ровда) оставить занятие спортом. Вместе с тем, даже при серьезных физических нагрузках никаких неудобств со стороны сердца не проявлялось.

   А в спорт тянуло. Пришлось обратить внимание на те виды, где медицинский контроль был не так тщателен, да и физические нагрузки были бы поменьше. Сначала вместе со студентами прошел лыжный поход первой категории сложности по Налибокской пуще. Затем меня пригласили заниматься в туристской секции (тренер Гави Ю.С.), я, конечно не отказался. Еще в девятом классе Лепельской СШ №2 прошел поход первой категории сложности по партизанским местам Витебщины.

     В составе сборной команды Белорусского политехнического института начал принимать активное участие в туристских слетах и соревнованиях по спортивному ориентированию.

    Ориентированием мы с вами занимаемся всю жизнь. Нам приходится выбирать оптимальные варианты в различных жизненных ситуациях. От правильного их выбора зависит не только достижение положительного результата, но и количество времени для его достижения. В основе этого процесса лежит умственная работа по определению оптимального варианта решения возникшей ситуации. Оценку нашей работы ставит нам жизнь. В спортивном ориентировании свою деятельность по прохождению дистанции мы можем сравнить с работой других участников соревнований. Результат зависит от многих факторов и поэтому трудно предсказуем. И для получения хорошего результата необходима постоянная тренировка и не только физическая. После этого можно рассчитывать на хороший результат. Иногда спортивное ориентирование сравнивают с игрой в шахматы на бегу. Особенно привлекательно спортивное ориентирование еще тем, что все его действие происходит на природе, как правило, в лесу. Особенно им увлекаются школьники, что напоминает им игру в прятки. В этом сложность и вместе с тем привлекательность этого вида спорта. Спортивное ориентирование с первых минут работы с картой увлекает и заставляет забывать о физических нагрузках. Трудно описать все прелести этого вида спорта. Он не может не нравиться.

     Познакомившись со спортивным ориентированием сразу стал его страстным поклонником. Постепенно появились первые результаты. Среди команд ВУЗов г. Минска и республики неоднократно был в призерах и победителях на различных дистанциях. Большую роль в становлении меня как спортсмена ориентировщика следует отметить Кудряшова А. Несмотря на то, что он выступал за команду завода Вавилова г.Минска, оказывал нам студентам значительную методическую помощь. Его жена Кудряшова С. была студенткой БПИ. В спортивном росте большое значение оказывало то, что в сборную команду института по спортивному ориентированию входило много опытных спортсменов высокого уровня (Фабрисенко А., Наско А. и др.). Кроме этого, хорошая беговая подготовка (еще в школьные годы занимался в спортшколе по легкой атлетике тренер –Островский А., особые успехи были в кроссе), отличное знание и практические навыки по геодезии в значительной мере способствовали хорошим результатам. Так  осень 1968 года ознаменовалась победой в первых марафонских соревнованиях по спортивному ориентированию. Если на нормальных дистанциях ориентирования мне трудно доставались успехи. Спешка при выборе маршрута движения и попытка компенсировать ошибки за счет беговой подготовки не приносили желаемых результатов. То, в марафонском ориентировании  большие перегоны между КП позволили компенсировать тактические ошибки и получить хороший результат. Первый спортивный разряд выполнил достаточно легко.

     В 1969-1970 учебном году по кафедре физического воспитания БПИ на условиях почасовой оплаты тренировал сборную команду института по спортивному ориентированию. Входил в тренерский совет республиканской федерации  по спортивному ориентированию. В 1969 году  почти в полном составе сборная команда института по спортивному ориентированию тренировалась в студенческом альплагере «Алибек» на Кавказе. Так я познакомился с альпинизмом (инструктором в альплагере  был Гультяев А.). Путевки в альплагерь можно было приобрести только по результатам соревнований  общей физической подготовке (бег 100 и 1000м, подтягивание на перекладине, приседание на одной ноге – пистолетики, отжимание от пола и лазание по канату). Конкуренция была серьезной. Среди студентов г. Минска ориентировщики БПИ по своей подготовке были вне конкуренции.

     В 1970 году после окончания аспирантуры был направлен в Могилевский машиностроительный институт. Дальнейшая спортивная судьба связана с ММИ и г. Могилевом. После прибытия на ПМЖ в г.Могилев поселился в общ. №2  института, где прожил около 12 лет. По началу решил повременить, а может быть и завязать с ориентированием и туризмом. С переездом в Могилев возникли большие проблемы с защитой кандидатской диссертацией. Однако постоянно тянуло в лес, под рюкзак. Спустя некоторое время решил посетить областной совет по туризму и экскурсиям, где попытался узнать сроки ближайших туристских слетов и соревнований. Вишнякова Л.И. – инструктор областного совета поинтересовалась моей фамилией. Оказывается было уже известно о моем переезде в г.Могилев - они меня ждали. И опять закрутилась моя спортивная биография. А дел было много. Спортивные карты, по которым проводились соревнования, представляли собой синьки из всевозможных ведомственных карт и схем. Они  ни в каком сравнении не могли конкурировать с минскими и республиканскими картами, которые корректировались с использованием в качестве основ карт ГУГК (государственное управление геодезии и картографии). Качественно размножались фотоспособом. Судейство также желало быть лучшим, хотя финансирование было не плохим. Несмотря на это могилевские ориентировщики были на хорошем счету в Республике (Бородин А. был первым чемпионом республики по ориентированию, соревнования проводились в Могилеве). Туристы водники (Казыро В. и др.) и пешеходники (Крупенко Л. И др.) имели определенные успехи на республиканском уровне. В подготовке и проведении соревнований по спортивному ориентированию следует отметить Гимпельсона Л.Г., Скороходова Е.И., Суворова Л.Г., Ревукова В. Н., Карпенко  Г., того же Крупенко Л., однако качество карт и дистанций спортивного ориентирования находились на низком уровне. Только в лучшем случае начальники дистанций на кануне соревнований проверяли район расположения, а порой и постановку КП.

     Забавный случай произошел с начальниками дистанций (из-за уважения опустим их фамилии). На кануне соревнований они решили посетить район будущих соревнований. Темнота заставила их прекратить работу. Они направились в район железнодорожной станции, но в темноте сбились с тропинки. Остановившись у колючего ограждения (район военного объекта), стали с помощью фонарика разбираться, как более надежно выйти к остановке. Дежурный на вышке был поражен наглостью двух странных субъектов, которые буквально под ним рассматривают какую-то карту. Последовал грозный приказ: ложись, а то буду стрелять. Горе ориентировщики провели ночь в заключении. Только на утро, когда были установлены их личности  и род занятий они были отпущены восвояси.  

   Следует отметить хорошую работу среди школьников по туризму и спортивному ориентированию (Акулович Б., Крупенко Л., Гимпельсон Л. И др.). Успешно работала областная станция юных туристов (директор Кротова Е.).

     Особенности этого периода в спортивном ориентировании отличался тем, что практически каждый из участников мог претендовать на победу или в крайнем случае на попадание в призеры. На протяжении почти двух лет мне  не удавалось не то чтобы выиграть соревнование, но даже попасть в число призеров. Очень знаменателен совет одного из ориентировщиков г.Могилева (Немцева В.):

    - Парахневич, ты не умеешь ориентироваться. При подходе к КП собирай несколько человек, прочесывай лес, а при нахождении КП отмечайся и убегай от помощников. На следующем КП работай по прежней схеме и при твоей беговой подготовке - победа обеспечена.

    Это говорит о том, что качество карт и постановки дистанций было весьма низкой, а взятие КП зачастую случайностью. Так, на первом Могилевском подснежнике при взятии 7 КП я потратил время почти столько же, как и на прохождение всей остальной дистанции. Пытался взять его со всех близлежащих ориентиров, вплоть до попытки взять его с последующего КП. И только шум, кто-то звал членов своей команды, позволил отметиться на этом КП. О хорошем результате нечего было и мечтать.

    Необходимо было основательно решать вопрос о качественной подготовке спортивных карт и дистанций. Я постоянно поднимал этот вопрос в клубе туристов, что вызывало определенное недовольстводо среди потенциальных начальников дистанций. Ведь можно было получить те же деньги за постановку дистанций спортивного ориентирования при гораздо меньших трудовых затратах. Вспоминается связанный с этим забавный случай. Возвращаясь вечером домой из клуба туристов я встретил троих довольно известных туристов. Похоже, они меня поджидали. Пригласили во двор со словами:

   - Давай посмотрим, что представляет собой этот минчанин.

Как ориентировщик я быстро оценил обстановку.  Конечно, убежать от них не представляло особого труда. В драке у меня шансов практически не было. Но любопытство взяло верх. В крайнем случае «сделать ноги» я, пожалуй, успею. Один из них извлек бутылку «чернила», откупорил и предложил ее мне со словами – покажи какой ты. Вот тут и пригодились навыки бывшего грузчика (трудовую деятельность я начинал грузчиком – зарабатывал трудовой стаж для поступления в институт). Мама в те времена, после прихода меня с работы практически не могла определить, выпил я или нет. Только запах выдавал мое состояние. Но водители, с которыми мы пропивали свои «левые» деньги, давали нам пожевать травку от запаха. 

    Их предложение выпить мне понравилось: если и поколотят – то под наркозом. Спокойно раскрутил вино в бутылке и направил вращающуюся струю прямо в горло (когда-то это было нормальным для меня явлением и не только для вина). По мере опорожнения бутылки глаза моих экзаменаторов становились все более жалостными, ведь с каждой секундой на их долю оставалось все меньше содержимого. Пришлось прекратить издевательство над ними. После этого я протянул им бутылку с остатками вина. Это вызвало у них явное одобрение. Они со словами – похоже, он свой парень,  допили остатки содержимого бутылки. Пришлось скидываться на дополнительную дозу. После этого полились комплименты в мой адрес. В общем, как показало время, они были довольно хорошими ребятами.

   Одной из первых была мной подготовлена спортивная карта Печерского лесопарка, от общежития №2 ММИ это было почти рядам.  В качестве основы использовалась какая то примитивная схема. Позже мной были подготовлены карты р-н д. Шапчицы, д.Сумороково, для школьников г. Белыничи – карта лесного массива ограниченного р.Друть, р. Осливка и автомобильной дорогой Могилев – Минск.

    Первые крупные соревнования в области были проведены в 1972 году - первенство ДСО «Красное знамя» по Бобруйском шоссе в районе д. Чичевичи. Подготовка карты и постановка дистанций осуществилось силами минчан. Общую подготовку и судейство соревнований доверили мне. Перед соревнованиями возникли определенные проблемы по оплате стоимости карт и работы службе дистанций соревнований. После выяснения некоторых обстоятельств конфликт был исчерпан.

    Интересен эпизод из истории этих соревнований. Как всегда, на кануне в район соревнований заявилась толпа любителей попеть (читай выпить и проорать песни до утра). Предполагая подобную ситуацию, был запланирован лагерь-спутник. Что вызвало определенное недовольство у любителей попеть. Прошел ропот, что Парахневич гонит нас из леса. После выяснения ситуации и обещания посетить их и попеть с ними песни, а при возможности и не только, страсти улеглись. Кроме того, было объявлено, что желающие из основного лагеря могут посетить лагерь-спутник и предаться песням и другими развлечениям. На утро представитель ДСО «Красное знамя» покинул район соревнований, так как был явно не в форме после посещения на кануне лагеря-спутника. Могилевчане народ гостеприимный.

К сожалению картографических материалов по району соревнований нам не досталось.

   Решить вопрос карт и дистанций одному было не под силу. Постепенно появляется ряд талантливых составителей спортивных карт и начальников дистанций. К ним следует отнести Ревукова В., Крупенко Л., Сергеева С., Старовойтова В., Фролова В., Черного П., Стрельцова В., Липая И. и др. Однако отсутствие хороших основ сильно затрудняло работу, требовался опыт, много времени и труда на глазомерную съемку. Необходим был выход на карты крупных масштабов ГУГК. Первую такую основу удалась заполучить при посещении Белгипроводхоза (г. Минск). Необходимо было получить акт внедрения результатов моей диссертации. Известный в Республике турист Ишутинов В. в это время  занимался проектирование водохранилища в районе д. Вильчицы в близи г. Могилева. Увидев карту масштаба      1:10 000 этого района я пришел в неописуемый восторг. Упросил автора проекта выделить кусок кальки и пару десятка минут поработать с картой. Основы была предоставлена Сергееву С., который ее откорректировал и она верой и правдой много лет служила для проведения всевозможных слетов и соревнований.

Но одна основа не могла решить вопрос обеспечения области качественными картами. Пришлось обратиться к личному опыту. Проходя практику, а затем и временно работая в Белгипроводхозе, мне было известно, карты при необходимости мы получали в секретном отделе этой организации. В институте на военной кафедре были карты, но очень мелких масштабов. Их использование в качестве основ было весьма затруднительно. Необходимо было растягивать их в несколько раз. После чего качество полученных карт было весьма сомнительно. Попытка выйти официально на карты крупного масштаба в таких организациях как Гражданпроект, Гипрозем, военкоматы, отделы гражданской обороны и др. не принесли успехов. Даже объяснения, что вся секретная информация из спортивных карт убирается, не воспринималась должным образом. На меня смотрели как, по меньшей мере, на человека весьма странного.

Пришлось воспользоваться практикой работы в Белгипроводхозе. Как-то зайдя в Могилевский водхоз, я отправился в курилку, сначала начал интересоваться у присутствующих заработками в организации. Так как я, как бы намеревался поправить свое финансовое положение  во время отпуска, поработав у них. Заработки у них были неплохие, да и объектов хватало. Тогда я задал вопрос, какого масштаба  геодезической съемкой они занимаются. И, наконец, задал вопрос, какого масштаба  основу  они используют. Оказывается, используются карты масштаба 1:10000, что вполне устроило бы нас. Последняя, что я спросил, откуда они получают эти карты. Оказывается, в Доме Советов в подвальном помещении имеется секретный отдел, откуда они получают эти карты. Поблагодарив их за полученные сведения со словами, что может, летом я поработаю у них на съемке объектов под мелиорацию.

С радужными мыслями я направился я в Дом Советов. На стук в окошко в подвале выглянула пожилая женщина. Узнав причину моего появления, она предложила мне удалиться, пригрозив милицией. Пришлось подчиниться. Однако, я не оставил своего намерения получить доступ к картам. Второе посещение секретного отдела дома Советов прошло в более мирной обстановке. Я предъявил  женщине свое удостоверение преподавателя института, что ее несколько успокоило. От нее я узнал, что мне необходимо получить соответствующую форму допуска, который может предоставить отдел кадров. Для получения карты определенного района необходимо отправить запрос на разрешение в штаб КБВО (Краснознаменный белорусский военный округ) и ГУГК.

    Начальник отдела кадров института на мою просьбу оформить мне соответствующий допуск отправила меня в КГБ. Дежурный, выяснив, откуда я, пригласил молодого человека. Узнав мою фамилию, молодой человек оказывается меня знал (очевидно, по документам). Выслушав мою просьбу, он отметил, что это не входит в его компетенцию. Но отметил, что такой допуск вряд ли я получу. Этим вопросом занимается другой специалист. Через непродолжительное время в комнату, где я ожидал, появился мужчина пожилых лет с безразличным выражением лица. Выслушав мою просьбу, он отметил, что я не имею право получить такой допуск. Это меня удивило. Преподаватель ВУЗа не имеет право получить допуск для работы с картами? Я попытался выяснить причину отказа. На это он мне ответил, что это меня не касается. Единственное мое предположения отказа является то, что я детском возрасте был узником фашистского концлагеря. Вот так,  я – иностранный шпион. Это меня рассмешило. В грудном возрасте меня завербовали в шпионы.

   Но срочно необходимо было искать выход. И он нашелся. Кто ищет, упорно ищет – тот всегда найдет. Пока я решал вопрос о допуске, пришло разрешение на возможность использование одного из районов. Я предложил работнице секретного отдела сделать выкопировку согласно требованиям по снятию секретности с карты. На что она согласилась. Было заключено трудовое соглашение на выполнение данного вида работ. Через некоторое время мы получили качественную выкопировку. Вопрос основ был решен. Однако не все районы, которые были нам интересны, было возможно получить разрешение на проведение выкопировки с последующим проведением соревнований.

Следующей задачей было оформление спортивных разрядов на основании выполнения их на соревнованиях. В Могилеве ни один спортсмен-ориентировщик не имел спортивного разряда (за исключением меня). Для участия сборной команды области на первенстве республики ее члены должны были иметь не менее первого спортивного разряда. Руководство областного совета по туризму и экскурсиям при выезде команды на республиканские соревнования выдавало всем членам команды справки о выполнении первого спортивного разряда. По возвращении из соревнований эти справки у них изымались. Даже подтверждение этих разрядов на республиканских соревнованиях никак не оформлялось. Было принято решение, что на ближайших соревнованиях начать присваивать согласно всесоюзной квалификации спортивные разряды. Был налажен учет их выполнения. Присвоение низших разрядов производилось в коллективах физкультуры на основании справок выданных судейской коллегией соответствующих соревнований. Те коллективы, которые не имели возможность присвоение соответствующих разрядов, их присвоение производилось облсоветом по туризму и экскурсиям. По результатом первых же соревнованиях были присвоены победителям третий спортивные разряды по спортивному ориентированию. Буквально через пару лет могилевские ориентировщики вышли на уровень кандидатов в мастера спорта, как  по составу участников, так и по качеству карт. В этом отношении характерны два случая. Клуб туристов города получил приглашение на участие в открытых соревнованиях по спортивному ориентированию Черниговской области. Команда области приняла в них участие. В результате член нашей команды на этих соревнованиях выполняет норму кандидата в мастера спорта. Им был Афанасьев А. – первый кандидат в мастера спорта в Могилевской области. 

    Второй случай. Будучи по научным делам на заводе искусственного волокна, в приемной главного инженера я увидел папку с надписью «Киевский клуб туристов». Когда из кабинета главного инженера вышел молодой человек с симпатичной бородкой, я поинтересовался, какое отношение он имеет к этой папке. На что он мне ответил, что он председатель Киевского клуба туристов. Пришла очередь и мне представиться (в то время я так же носил бороду), что я председатель Могилевского клуба туристов. Обменялись приветствиями. Он пообещал пригласить нашу команду на первенство г.Киева по спортивному ориентированию. Свое обещание он сдержал. Наша команда приняла участие в этих соревнованиях. Результатом этого участие было выполнение Сергеевым С. полбалла  нормы мастера спорта СССР по спортивному ориентированию. К сожалению, больше приглашений, как с Чернигова, так и с Киева мы не получили. Очевидно, они почувствовали серьезную подготовку наших ориентировщиков. Что-то подобное произошло и с нашими соседями. На открытом первенстве Гомельской области в 1975 году автор этих строк стал победителем.

В это время команда ориентировщиков института на первенстве города и области как правило выступала тремя командами. Соревнование происходило в основном между первой и второй командами, остальные коллективы были гораздо ниже классом и соревновались между собой. Поднимался даже такой вопрос - допускать к соревнованиям только одну команду ММИ. На республиканских соревнованиях среди ВУЗов серьезная конкуренция было со стороны команд Брестского педагогического института и Белорусского политехнического, в составе которой выступали те,  которых в свое время я тренировал. Среди областей на первенстве Республики шла примерно такая же конкуренция (Минск, Брест, Могилев или наоборот). Команда Могилевского машиностроительного института на первенстве СССР среди ВУЗов в то время входила в десятку сильнейших (8 место).

Для увеличения количества стартов стали практиковать ночное ориентирование, которое имеет свои особенности. Соревнования планировались примерно по такой программе: в пятницу заезд команд, старт ночного ориентирования в 23.00 (контрольное время 2 часа); в субботу открытие соревнований в 11.00, старт ориентирования в заданном направлении  в 12.00; в воскресенье – эстафетное ориентирование. Введение ночного ориентирования несколько огорчало тех участников, которые соревнованиям предпочитали песни у костра и не только. После ориентирования усталость брала свое и лагерь быстро засыпал.

Об уровне физической подготовки ориентировщиков в качестве примера можно примести такой случай. На первенстве завода Строммашина по ночному спортивному ориентированию я был начальником дистанции. В этих соревнованиях принимали участие и спортсмены ММИ. Ко мне подошел мой лучший друг с деликатной просьбой. За членом команды его цеха через три или четыре участника стартует Корнеев С., в то время один из сильнейших ориентировщиков области. Так вот, просьба заключалась в том, что бы Корнеев С. не был против, что за ним пристроится этот парень. Кстати он был одним из лучших легкоатлетов области и Республики в беге на средние дистанции. Интересен был разговор после соревнований. Мой друг сообщил мне, что его коллега по цеху никак не ожидал таких скоростей по ночному лесу. И если бы его лидер еще немножко добавил, то он не выдержал бы этой гонки. Он остался весьма высокого мнения о беговой подготовке этих «туристов-ориентировщиков». На мой вопрос к Корнееву С.: ну как преследователь? Он ответил: Тимофеевич, я же помнил твою просьбу.  В беге он совсем не плох, а сбросить его с хвоста, особенно ночью мне не представило бы никакого труда.

Постепенно росло качество судейских кадров. Появились в области первые судьи Республиканской (национальной категории). Все больше доверяли проведению в области республиканских соревнований. Наши карты были на достаточно высоком уровне. Да и судейство тоже. Серьезное отношение к любым стартам не должно вызывать никаких пренебрежений. Так на первенстве ВУЗов Республики первый старт был в Печерске. Это практически наш полигон по ориентированию. Так вот, команда Брестского педагогического института выиграла у нас практически на нашем полигоне. Пришлось приложить не мало усилий, чтобы потом отыграться, и то благодаря нашим милым красавицам.

Прекрасно ориентироваться, когда хорошая погода, прекрасное состояние леса (нет завалов и буреломов). В таком случае создается впечатление, что ты не бежишь, а с легкостью летишь среди деревьев. Однако необходимо всегда быть на чеку. Каждая ветка старается хлестнуть тебя по лицу или еще хуже – попасть в глаз. Так на первенстве ВУЗов (под г. Алексино, Тульская область), на ночном ориентировании при переходе со второго на третий КП (контрольный пункт) сухая ветка дуба (там прекрасные дубовые рощи) попала мне в глаз. Дело было весной, листья и молодых побегов еще не было. Глаз саднило, со второго глаза так же интенсивно текли слезы. Бежать и тем более читать карту было невозможно. Создалась сложная ситуация. Вдруг невдалеке я услышал бег ориентировщика. Хорошо, что бежал он не очень быстро. И я наощуп последовал за ним. Скорее всего, это была девушка. Она вывела меня на следующий КП. Мне повезло, что это был тот КП, на котором я должен был отметиться. Пока я отмечался, моя ведущая убежала. Я, с трудом начал рассматривать с помощью фонарика карту. И тут, снова удача – на пикете отмечается какой-то парень. Отметившись, он отправился на следующий КП. Угнаться за ним в моем состоянии было сложно. И я по звуку его шагов продержался сколько мог, продолжая бежать в его направлении. Через некоторое время я остановился, так как мог пробежать КП, а рассмотреть карту я еще не мог. Параллельно курсу моего передвижения, обмениваясь словами, бежали два парня. Я пристроился на некотором расстоянии от них и по звуку бежал за ними. Так они привели меня на следующий КП. К счастью, слезы постепенно прекратили литься из моих глаз, хотя травмированный глаз немного саднил. Кое-как я рассмотрел карту и выбрал надежный путь движения к следующему КП. Дистанция заканчивалась. Путь от последнего КП к финишу пересекала длинная застроенная территория. Чтобы обежать ее необходимо было затратить значительное время. А мне показалось, что заканчивается контрольное время. Я решил перемахнуть через забор и сократить путь. Это был пионерский лагерь. По территории тускло мерцали фонари. Спрыгнув с забора, я начал пресекать пространство метров 60 - 70 к противоположному забору. И тут я увидел, что огромная серая собака проснулась и удивленно уставилась на меня (она очевидно не ожидала такого нахальства). Не долго думая, она бросилась за мной. Со всей прытью я бросился на забор и сразу же перевалился на противоположную сторону. Буквально в долях секунды собака со страшным лаем ударилась о забор с противоположной стороны. Я, дрожа всем телом, с облегчением  вздохнул. Финиш был в нескольких десятках метров от меня. После финиша я поинтересовался у судьи, не просрочил ли я  контрольное время. Оказалось, что у меня еще было в запасе немногим более часа. Когда я в спешке определял время перед забором лагеря, стрелки на часах у меня располагались так, что я ошибся в определении времени на целый час. Нечего было надеяться на приличный результат, хорошо, что я дал зачет команде (вложился в контрольное время) да и разминулся со сторожевой собакой. А глаз, как говорят в народе, проморгал. Назавтра я снова уже чувствовал в полном боевом духе.

Почему-то сложные ситуации больше врезаются в памяти. Очевидно, что они требуют значительных усилий как физических, так и волевых. Примером может служить мое последнее выступление за сборную команду Минска на первенстве Республики. Стояла отвратительная холодная и дождливая погода. С каждым часом она все ухудшалась. В таких случаях говорят, что хороший хозяин и собаку на улицу не выпустит. Стартовал я одним из последних участников. От КП к КП накапливалась не только усталость, но казалось, что я промерз до костей. Бежалось очень трудно. Читать карту и выбирать оптимальные пути движения просто не хотелось. Я бежал, терпел и думал, когда это все кончится. Вдобавок на одном из КП мне сообщили, что один из участников нашей команды сошел с дистанции и мне сходить ни в коем случае нельзя (команда не имела бы полного зачета, а это проигрыш).  Помнится, как я подошел к небольшой речке, через которую лежало поваленное дерево. В информации по дистанции говорилось, что по вероятным путям движения участников соревнований через речку организованы переправы. Я встал на бревно, приняв его за переправу, и дошел по нему до середины речки. Бревно подо мной рухнуло (это было случайное бревно – не переправа). В начале в холодной воде мне даже стало тепло. Но я понял, что надо срочно выбираться. На первом же подъеме я начал падать, так как не мог идти. Тогда я начал ползти. В конце концом я с большим трудом закончил дистанцию. Оказалось, что никто из нашей команды не сошел. Те, которые стартовали раньше, оказались в лучших условиях и показали хорошие результаты. В команду эстафеты я не был включен ввиду слабого своего выступления в первый день соревнований. Уехал в город, хорошо отдохнул и назавтра возвратился в район соревнований. Погода стояла великолепная. Ласковое солнышко, комфортная температура воздуха. Все готовились к эстафетному ориентированию. Собралось нас четыре неудачника, которые не были в составе команды Минска и я в том числе.

Пришлось долго уговаривать главного судью соревнований и начальника дистанций, чтобы нас выпустили после старта основных команд. Наконец по истечении 20 минут после общего старта объявили, что стартует команда вне конкурса. События разворачивались очень стремительно. Участник первого этапа сумел зацепиться за  последнюю зачетную команду. Остальные участники соревновались уже с зачетными командами. Первой шла команда наших гостей (сборная Литвы). Мне предали эстафету в числе лидеров зачетных команд. После вчерашнего дня бежалось мне просто великолепно. После вчерашних мук я получал истинное наслаждение, как в беге, так и в ориентирования. Сказывалось то, что я успел прекрасно отдохнуть и восстановиться. В результате наша команда финишировала второй, уступив только команде Литвы. В результате чего представитель городского совета по туризму и экскурсиям был возмущен, что какая то наспех сборная команда выигрывает не только у сборной команды Минска, но и Литвы. Начальник дистанции в сердцах мне высказал, что он больше никогда не выпустит меня вне конкурса. Так как не хочет иметь подобные неприятности.

Трудно переоценить роль спортивного ориентирования в различных видах туризма и вообще в жизни. Надо отметить, что не всегда верные с точки зрения ориентирования решения принимаются благосклонно. Мне неоднократно приходилось выслушать такие замечание: ориентироваться будешь у себя дома в лесах. Примеров тому насколько важны навыки ориентирования можно привести достаточно много.  Вот один из них.

Группа туристов водников, проходя поход пятой категории сложности на Алтае, в начале маршрута решила посетить жерло потухшего вулкана. Дежурным инструктором назначили меня не столько из-за опыта в спортивном ориентировании,  сколько из-за опыта горных походов. Параллельно с нами поход четвертой категории сложности шла вторая группа. На выход к потухшему вулкану согласилось отправиться около десяти человек. Все они утверждали о своей хорошей физической подготовке и были готовы совершить этот выход.

Выход назначили на 9 часов утра. Погода стояла великолепная, так что я позволил себя нарядить в костюм из парашюта. О чем в последствии очень сожалел. По хорошо набитой тропе мы оставили базовый лагерь. Через пару километров тропа средней крутизны начала забирать на горный отрог общей высотой около километра покрытый редким кустарником. Хвойный лес остался позади. Самочувствие у всех было хорошее. Слышались шутки веселые истории. Через пару часов мы достигли верха отрога и начали спускаться в долину, которая представляла лавовое поле. Спуск к лавовому полю был несколько круче подъема. На лавовом поле мы оказались через три с половиной часа после выхода из лагеря.

До жерла потухшего вулкана было несколько километров. Он маячил вдалеке над лавовым полем. Идти по лавовому полю было достаточно сложно. Оно только изредка было покрыто скудной растительностью и представляло собой застывшую твердую горную породу с массой небольших трещин. При перемещении было серьезная опасность травмы голеностопного сустава. Темп передвижения резко снизился. Вулкана мы достигли где-то через пять с половиной часов после выхода из базового лагеря. Жерло вулкана выглядело в виде  кольцевидной чаши с почти горизонтальным дном. Глубина чаши была около двух  десятков метров. Склоны жерла вулкана  покрыты небольшим кустарником с чахлыми деревцами. Дно представляло застывшую лаву, растительность почти отсутствовала.  Отдохнули и перекусили. Самочувствие оставалось удовлетворительным, хотя шуток несколько поубавилось.   Где-то в двух трех километров в стороне справа от направления возвращения виднелось жерло второго вулкана. Поступило предложение посетить и его. Мнения разделились. Оптимистов оказалось большинство. И мы направились ко второму потухшему вулкану. То же лавовое поле, то же напряжение при ходьбе. Тем передвижения еще более поубавился. Когда достигли второго вулкана, оптимистов тоже поубавилось. Погода постепенно начала портиться. Небо заволокло тучами.  С момента выхода из базового лагеря прошло уже более семи часов. Для выхода на тропу через отрог хребта необходимо было преодолеть по гипотенузе лавовое поле. Было принято решение по кратчайшему расстоянию (по катету) достичь отрога хребта и вдоль него(по второму катету) выйти на тропу ведущую к базовому  лагерю. Передвижение по лавовому полю еще белее снизило оптимизм участников группы. Один из них начал жаловаться на плохое самочувствие. Пришлось остановиться на несколько минут. Когда, наконец, преодолели лавовое поле и достигли подножия, хребта пошел мелкий дождь, значительно похолодало. Медленно наступали сумерки. Единственная девушка, которая свое участие в этом выходе аргументировало опытом в альпинизме, начала жаловаться на усталость и плохое самочувствие. Опять небольшой привал. Сумерки все более сгущаются. Принимаю решение траверсировать отрог хребта в сторону тропы. Постепенно начинаем подъем. Через некоторое время на склоне отрога достигаем небольшой долины с озерцом. У участников начинается паника. Мы ведь в начале траверса склона проходили около озерца. Значит, дежурный инструктор водит нас по кругу и привел нас к этому озерцу. Спорить и доказывать, что-то было бесполезно. Я был абсолютно уверен, что это другое озерцо. Ведь мы все время медленно набирали высоту, а что бы попасть к первому озеру, необходим был сброс высоты. Руководитель похода так же начал высказывать сомнения и претензии. До ближайших населенных мест, где можно встретить помощь, было несколько сотен километров. Да и продуктов у нас не было. Не вступая в пререкания, я встал и медленно пошел в прежнем направлении. Все молча последовали за мной. Они поверили мне. Другого выхода у них просто не было.

Постепенно дождь по мере набора высоты начал переходит в снег. Было холодно, мой костюм из парашюта не сохранят тепло, а даже наоборот расточал его. Только движение позволяло несколько согреваться.  Вдруг около большого, метра в три, камня запрыгали какие то темные пятна. Мне стало не по себе. Это что? ... Неужели  галлюцинации? Меня осенило, ведь это горные зайцы прятались от непогоды у камня, и я их распугал.

Наконец мы достигли хребта. Спускать было опасно. Практически все участники были в кедах и удержаться на заснеженных склонах было практически невозможно. Веревок и альпенштоков у нас не было. Я медленно шел по вершине пологого отрога в сторону тропы. Вдруг на пути встречается небольшое болотце, из которого в сторону предполагаемого спуска берет начало ручеек. Это было наше спасение. Я направился к ручью и по его руслу начал спускаться вниз. Ручей смыл снег и с ним опасность скольжения по склону. Русло ручья представляло собой совокупность небольших ступенек-водопадов. Опасность большого сброса остановило бы нас своим шумом. Группа медленно следовала за мной. К счастью, жалоб на самочувствие не поступало. Страх подгонял всех. По мере спуска мокрый снег опять превратился в дождь, интенсивность его несколько поубавилась. Наконец на небольшой почти горизонтальной площадке решили остановиться. Стоит ли двигаться неизвестно куда? Склоны отрога были покрыты мелким кустарником. Надо отдать должное участникам группы, что несмотря на то, что все вокруг было промокшее, постепенно развели костер. Каждый из участников старался оказаться поближе к костру. Даже появился небольшой чайник. Немного подогрели воды из ручья. Так постепенно коротали ночь до начала рассвета. Руководитель предложил мне сходить в разведку. Я попросил у него брюки, которые были сшиты из непромокаемой ткани. Натянув брюки, я спустился вниз. Вдоль склона шла плохо различаемая тропа. Буквально через сотню метров со спуска к ней присоединилась та тропа, по которой мы начинали свой выход к потухшим вулканам. Я возвратился к группе. Не доходя место ночевки, меня поджидал руководитель с вопросом: ну как? На что я ответил, что через полчаса будем в базовом лагере.

В лагере царила тревога. Ведь к положенному сроку желающие посетить вулканы не вернулись. Их не было и всю ночь. Выдвигались различные предположения и версии, каждая из которых была мрачнее предыдущей. Какая же была у них радость и облегчение, увидев нас страшно уставших, но практически здоровых. Нас накормили и мы улеглись спать.  После отдыха начались «разборки полетов». Во всех грехах обвинили меня, т.к. я как дежурный инструктор не справился со своими обязанностями и поэтому группа оказалась в сложной ситуации. А то, что часть участников не была готова к подобному мероприятию и выход ко второму жерлу вулкана был авантюрой, все умалчивали. И то, что выход из сложной ситуации нашел и осуществил дежурный инструктор никто не принял во внимание. Только один из участников высказал краткое, но веское замечание, что неизвестно какова была бы судьба всех нас, если бы инструктор не был опытным ориентировщиком и альпинистом.

Много лет спустя судьба свела нас с этим человеком. В республиканской МКК (маршрутно-кваллификационная комиссия) я заявлялся на прохождение сложного маршрута. Мнение членов МКК разделились по вопросу допуска нашей группы на заявляемый маршрут. Было решено, что вот придет еще один член МКК и его голос должен был решить выпуска группы на заявляемый маршрут. Появляется молодой человек и, увидев меня, поздоровался, просияв улыбкой, спросил: какими судьбами я оказался в Минске. Я ему изложил суть проблемы. С комплиментами в мой адрес, как руководителя, он не задумываясь подписал необходимые документы. Членам МКК он ответил, что при необходимости он (т.е. я) всю группу вытащит из любой сложной ситуации. Мне было приятно, что по истечении многих лет помнят и ценят мой опыт.

Проходят года, время выдвигает новых начальников дистанций, судей, тренеров и прекрасных ориентировщиков, которые продолжают когда то начатое нами больное и нужное дело. Иногда и на соревнования приглашают нас «аксакалов». И тогда радостно защемит сердце, наблюдая привычный шум туристского лагеря, предстартовую суету, взволнованные рассказы финишировавших. А затем у традиционного туристского костра уже новые песни порадуют душу. Как модно сейчас отмечаю: бывших ориентировщиков не бывает. Кто породнился с компасом и картой так это навсегда.

Рейтинг: +1 Голосов: 1

Загрузка комментариев...

 
 
ZStadion ©